pottersboggart: (SchoolLuce)
Несомненно, именно Люциусу Малфою должен был встретиться Маленький Принц! :))
Маленький Принц всегда приходит неожиданно, когда герой находится в самой экстремальной ситуации, в которую он умудрился себя загнать, и несколькими фразами - нет, не разрешает все предстоящие герою проблемы - но с ним становится возможным преодолеть всё.
И тогда остаётся самое главное - чтобы Маленький Принц не поручил змее вернуть его к его Розе. :)
pottersboggart: (Chalet)
Зачем друг отвернулся? У них бы было несколько мгновений больше.
Лезвие ножа толкается в левую сторону груди, и перед глазами темнеет слишком быстро, чтобы успеть заметить что-то, кроме судорожно стиснувших рукоятку атама побелевших пальцев друга. Люциус выпускает руку друга и делает шаг во мрак. Отсюда свой путь он должен пройти один.
Мрак оказался живым. Это первое, что удивило Люциуса, когда он упрямо проталкивался сквозь плотную, шевелящуюся, дышащую бездну, двигаясь неизвестно куда. Главное, что вперёд. Ведь стоит остановиться, это будет шагом назад. А бродить серебристым призраком у холма Гластонбери недостойно Малфоя.
Он шёл и шёл и не удивлялся тому, что не чувствует здесь усталости. Вне времени нет ни усталости, ни сонливости, ни желания отдохнуть. Есть только дорога. Куда? Уже неважно.
Он шёл и пытался угадать, сколько времени прошло уже там, что осталось за спиной, и что делает друг, и добыл ли он тот проклятый медальон, из-за которого они вдвоём сегодня пропустили ланч. Погружённый в раздумья, Люциус не заметил, что было необычного в том шаге, за которым уже привыкшие к мраку глаза резанул солнечный свет.
Он заслонил ладонью глаза от ярких солнечных лучей, окинул взглядом сочную зелёную траву и на мгновение испугался, что всё-таки вернулся обратно. Но ладоно была из настоящей плоти и крови, и солнечный свет не пропускала.
- Не ждал я тебя так рано,- услышал Люциус и обернулся на голос. Перед ним стоял заросший бородой высокий статный человек и поглаживал гриву лошади, запряжённой в повозку. Хасстейн Малефуайе убрал со лба прядь платиновых волос и усмехнулся.
- Не мог прийти позже? Не терпелось?
Люциус пожал плечами и вспрыгнул на повозку, с неожиданным удовольствием откинувшись спиной на душистое, слегка покалывающее высохшими иголочками сено.
- Самое главное, что не опоздал,- Он заложил руки за голову и вдохнул полной грудью. В свежесть летнего ветерка вплетался медвяный запах вереска. Повозка тронулась, и Люциус вспомнил, что хотел спросить.
- Зачем ты привёз из Нормандии обычную чернильницу? В Англии не было чернил?
pottersboggart: (ljuser=darkmarkedsnake)
Люди употребляют громкие слова в ситуациях, не стоящих и выеденного яйца. В действительно страшный момент никто громких слов не произносит и себя не жалеет. Потому что либо жалеешь, либо выживаешь. (с)
pottersboggart: (Default)
В отличие от Драко, у Люциуса нет матери, которая занималась бы развитием его чувств и интересовалась его внутренним миром. Поэтому и тонкой душевной организации у Люца не наблюдается. Смог бы из него вырасти тонко чувствующий, нежный и ранимый взрослый, теперь никто не узнает. Выросло то, что выросло.
Итак, строгая мать и жёсткий отец. Абраксас непробиваем вообще, и личности сына для него не существует. Поэтому с детства Люциус сосредотачивается на поиске рычагов влияния на мать, и только через неё – на отца. Надо сказать, что и это получается у него не всегда удачно. Большей частью потому, что когда дело касается чего-то действительно важного, мать всегда поддерживает отца, и они единым фронтом выступают против сына. Понятно, что силы в таком случае оказываются неравными.
Люц замыкается в себе. Характер у него сильный, репрессиями и предательством – а мать он считает предательницей – его не сломать и даже не согнуть. Его можно только отдалить. Что и происходит. Внутренний мир у него сужается до его самого. Позже – до друзей. Окружающий мир доступа к внутреннему миру практически не имеет. К родителям Люц начинает относиться, как к силе, которую нельзя встречать слабостью и единственный вариант взаимодействия с которой – свести до минимума риск проникновения к его внутреннему миру. Иначе сломают. Согнут. Изуродуют. А себя он любит как память.
Чтобы не дать родителям догадаться о его внутреннем мире, он начинает подменять чувства. Боль у него автоматически заменяется на ярость, обида находит выражение в агрессии, причём бывает, что эта агрессия не направлена на самого обидчика. Пытаясь найти кого-то, на кого можно опереться, подобной подменой чувств он распугивает потенциальных сторонников. Всё-таки детям более понятен друг, который дуется, когда его желания не находят поддержки, чем тот, кто в такой ситуации топчет жабу того, кто имел глупость с ним не согласиться.
К тем же, кто принимают его патронат и достаточно умны, чтобы не провоцировать взрывов, он постепенно привязывается и может впустить в его настоящее «я». Да и патрон из него оказывается более, чем ответственный. О своих вассалах он заботится, защищает, обеспечивает им безопасность. Всё как полагается. Жаловаться им не на что.
Тем не менее, его столкновения с отцом каждый раз заканчиваются уклонением Люца от эскалации конфликта до физического уровня.
Потому что Люц боится именно физического контакта с Абраксасом. С раннего детства. Когда в сцене объявления о свадьбе Абраксас наматывает волосы непокорного сына на руку и притягивает его к себе, углубляя физический контакт, Люциуса охватывает паника. Животный ужас. До того, что он хватается за палочку в желании защититься.

July 2012

S M T W T F S
1 23 4 5 67
8910 11 121314
15 161718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios